Курсы НБРБ на 13 декабря
USD/BYN
2.0296
0.17%
17:40
EUR/BYN
2.3915
0.24%
17:40
100 RUB/BYN
3.4501
0.48%
17:40
100 UAH/BYN
7.4673
0.26%
17:40
10 PLN/BYN
5.6813
0.43%
17:40
1000 KZT/BYN
6.062
0.04%
17:40
10 CNY/BYN
3.0664
0.19%
17:40
GBP/BYN
2.7057
0.43%
17:40

Виталий Шиянов: Рынок частной медицинской диагностики – это сложно, но перспективно



Компания Invitro открыла медицинскую лабораторию в Минске четыре года назад. Тогда в штате было всего 15 сотрудников, а анализы можно было сдать в двух офисах. Сегодня Invitro в Беларуси – это 33 медицинских офиса в 16 городах, 320 человек персонала, в том числе 150 человек – медицинского. Перечень предлагаемых исследований за это время вырос с 300 до 1 500. И в компании твердо намерены развиваться дальше.

 

Председатель наблюдательного совета Invitro в Беларуси Виталий Шиянов рассказал агентству "Бизнес-новости", почему видит необъятные перспективы для частного медицинского бизнеса в Беларуси.

 

– Виталий Сергеевич, Invitro зашла на белорусский рынок в 2009 году, а первого пациента вы приняли только в 2013-м. Почему понадобилось столько времени для налаживания работы?

 

 – Это связано с поиском помещения под лабораторию. По законодательству, это должно было быть отдельное здание, стоящее от других не менее чем на 50 метров. А у нас, наверное, только детсады подходят под это требование. Но рисковать с детским садом мы не хотели, поскольку подобные объекты могут позднее понадобиться для госнужд. Сначала нашли помещение на ул.Брилевская, потом приступили к его реконструкции. И поскольку это медучреждение, проект реконструкции готовился очень долго. В результате в здании остались только стены и крыша, все остальное пришлось модернизировать. Зато сейчас мы шутим: если нашу лабораторию опустить под землю, то получится бомбоубежище, в котором можно будет жить автономно.

 

Когда российская Invitro приняла решение расширяться в белорусском направлении, какие ожидания и опасения были у владельцев бизнеса? Насколько они оправдались?

 

– Ожидания были пессимистичные. Во-первых, в Беларуси сохраняется государственное регулирование цен на наши услуги, а, во-вторых, из-за несформированности рынка мы не знали, насколько людям нужны наши услуги. Были опасения, что бизнес не заработает, но на то и предпринимательский риск. Его взял на себя наш собственник. Страхи не оправдались: сегодня мы развиваемся быстро и уверенно.

 

– Как формировался перечень ваших услуг? Вы же, наверное, не можете охватить все виды исследований – приходилось выбирать?

 

– Почему не можем? Мы можем охватить все. У нас представлена вся группа анализов общей клиники, биохимии, иммунохимии, ПЦР, ИФА-диагностики и т.д. Единственное, что сегодня для нас недоступно, это гистология и тесты на ВИЧ. Эти социально значимые исследования государство контролирует особо, для их проведения лаборатория должна иметь специальную аттестацию. Но мы относимся к этому спокойно: у нас сетевая бизнес-модель, которая позволяет на те услуги, которые мы не можем оказать самостоятельно, привлекать аутсорсеров. Проверяем лабораторию на соответствие, заключаем с ней договор, и пациент уже не думает о том, что один анализ надо сдать здесь, а другой – там. Он их сдает в одном месте.

 

Порядка 95% исследований мы проводим самостоятельно, оставшиеся 5% отдаем на аутсорсинг. Еще исключаем генетику: она в Беларуси развита очень слабо, так что эти исследования мы делаем на базе московской лаборатории Invitro.

 

– Насколько белорусское законодательство благоволит либо мешает развитию частной диагностики и медицины?

 

– На всех этапах предъявляются достаточно серьезные требования. Но сказать, что контроль чрезмерный, я не могу. Мне нравится, что контроль жестче на входном этапе: стараются больше контролировать новые технологии, недавно зарегистрированные реагенты, оборудование. Но есть и постконтроль.

Сегодня мы ждем поправок в указ о лицензировании, которые президент анонсировал летом этого года. Они не приведут к кардинальным изменениям, но все же реально упростят правила игры на медицинском рынке. Так, ожидается, что документ смягчит требования к персоналу. Это существенно облегчит поиск кадров и даст нам возможность выбора.

 

– Расскажите подробнее о ситуации с кадрами. В чем конкретно проблема?

 

– Наш бизнес строится в основном на медсестрах. И медсестер, которые бы соответствовали всем требованиям работы в частных медучреждениях, на рынке очень мало. Да, они есть. Но в связи с тем, что рынок медуслуг растет, доступ к этим людям все труднее.

 

– Мне кажется, переманить сестру из государственной клиники легко: достаточно предложить ей зарплату на BYN 200 больше.

 

– Это только так кажется. Легко переманить разве что молодого сотрудника, но у него еще нет категории, которая требуется для работы в частном учреждении. А люди, которые уже получили I категорию, привыкли работать в определенной структуре, и выдернуть их из этой системы не так-то просто.

 

– Какая ситуация с врачами?

 

– С ними тоже сложно. Важно не просто подыскать врача, а опытного врача, который востребован на рынке. И если в Минске мы еще находим таких специалистов, то в регионах ситуация гораздо сложнее. Например, когда мы пытались открыть офис в Орше, то из специалистов нашли всего двоих, которые соответствовали лицензионным требованиям.

 

– А сами вы не занимаетесь подготовкой кадров?

 

– Мы бы с удовольствием этим занялись, но для нас это пока бесперспективная область. Согласно нашим законам, выпускник медвуза должен накапливать опыт в государственных учреждениях здравоохранения. Этого выпускника придется слишком долго ждать. Но если законодательство в этой части изменится, мы бы с удовольствием учили и даже платили стипендии студентам, которые потом придут к нам.

 

– Расскажите о схемах закупки медицинского оборудования и материалов. Как вам удается находить баланс между их ценой и качеством? 

 

– Благодаря тому, что Invitro – это холдинговая структура, основная часть оборудования, расходных материалов и реагентов поступает с нашего склада в Москве. Лаборатории Invitro стандартизированные, поэтому во всех центрах – что в Минске, что в Днепропетровске, что в Самаре, что в Астане – оборудование будет одинаковое, просто разных мощностей. В основном это американская либо европейская продукция, но также есть российского производства. Для белорусской лаборатории некоторые позиции закупаем белорусского производства.

 

– В Беларуси, а вероятно, и в России идет борьба за импортозамещение. Чувствуете ли вы в этой связи давление со стороны государства? Насколько возможно и нужно импортозамещение в медицинской сфере?

 

– Импортозамещение – это правильная задача. Но вопрос – в качестве и цене. Что-то в России и Беларуси сегодня умеют производить, но высокотехнологичное оборудование мы точно не готовы импортозаместить в ближайшие годы. Поэтому и давления в этой области мы не испытываем. Мы ведь не в фармацевтике работаем, серьезного производства медоборудования в Беларуси нет.

 

Но определенные позиции мы все же закупаем в Беларуси. У нас все центрифуги белорусские, здесь закупаем медпластик, иглы для вакуумных систем. В Витебске есть предприятие, у которого мы закупаем все расходные материалы для урогенитальных мазков – нас устраивает и качество, и цена. Если выгоднее что-то купить здесь, то мы всегда это делаем, чтобы удешевить услугу для своих пациентов.

 

– Вы пришли на белорусский рынок в канун большого кризиса. Как он повлиял на рынок медуслуг? Насколько изменился спрос на диагностику?

 

– Наверное, кризис повлиял на рынок. Но сказать, что мы его прочувствовали, нельзя. Может, если бы мы успели поработать вне кризиса, то могли бы сравнивать. Но в тот период мы только начали развиваться, поэтому рост шел, несмотря на экономическую ситуацию. Из-за нее рост разве что несколько замедлился. Но дело в том, что здоровье у людей в приоритете, и кризисы бьют по этому рынку в последнюю очередь.

 

– Оцените конкуренцию на рынке частных диагностических услуг в Беларуси.

 

– Скажу, что в медицинской области у нас конкурентов нет, есть коллеги. Кроме нас, вы назовете только две компании. В настоящее время рынок лабораторной диагностики полностью не сформирован, он активно развивается.

 

– А каков объем этого рынка?

 

– В Беларуси 9 млн человек. Предположим, раз в год каждый человек сдает хоть один анализ. Это уже 9 млн исследований. На самом деле человек сдает анализы раз в 7-9 месяцев, и почти никогда не ограничивается одним. Сейчас через нас проходит 3-3,5 тыс. человек в месяц. В год получается порядка 400 тыс.

 

– Каков объем рынка в деньгах?

 

– В деньгах оценить его довольно сложно: нет необходимой статистики. Думаю, сейчас рынок частной диагностики составляет порядка USD 70 млн в год.

 

– Для роста рынка хватает органического спроса? Или вы все же намерены отвоевывать доли у других игроков?

 

– В прошлом году мы открывали свой объект рядом с объектом наших коллег. В связи с этим проводили мониторинг потока за месяц до открытия и через три месяца после. И что интересно: пациентопоток коллег абсолютно не изменился, при том что у нас он планомерно рос. Еще пример: наш медицинский офис сегодня находится в одном здании с точкой коллег, практически через дверь. Мы открылись там на полгода раньше, и у обоих поток сейчас одинаковый, к тому же он не падает. То есть пока есть все возможности для органического роста.

 

– Но главными игроками на рынке медуслуг все же остаются государственные клиники. Чем, кроме сервиса, услуги частных лабораторий отличаются от государственных?

 

 

– Сегодня на рынке 5-6 доступных технологий, и разница лишь в том, что кто-то выбирает одну, а кто-то – другую. Оборудование тоже везде примерно одинаковое. Поэтому в рамках стандартных технологий играть очень сложно. Качество диагностических услуг сегодня – это вопрос скорости и комфорта. Никому не нравится сдавать анализы. И наша ключевая задача – сделать так, чтобы пациент расслабился и почувствовал комфорт. Поэтому важна близость офиса к дому, то, как скоро и по каким каналам человек получает результаты, а также приятное общение с персоналом. В минских офисах мы предлагаем пациентам маленький бонус: после сдачи анализов можно бесплатно выпить чашку чая или кофе.

 

– Вы уже окупили инвестиции, вложенные в действующую сеть? Сколько их было за эти годы?

 

– Ко времени запуска в 2013 году было вложено EUR 5 млн, на сегодня это уже более EUR 12 млн. Нам по-прежнему приходится использовать кредитные ресурсы, чтобы развиваться более быстрыми темпами. Однако мы уже начинаем вкладывать собственные средства в развитие сети.

 

– Вам приходилось брать кредиты в Беларуси? Оцените доступность кредитных ресурсов на белорусском рынке.

 

– Так как мы холдинговая структура, то можем пользоваться внутрикорпоративными кредитами. В Беларуси мы кредитов не берем. Хотя мы делали запрос на кредитование одного проекта – и да, банки выразили готовность его профинансировать. Но мы выбираем те ресурсы, что дешевле.

 

– Вы принципиально ограничиваетесь лабораторной диагностикой? Почему не открываете полноценный медцентр?

 

– Такие планы есть. В стадии проработки находится проект крупного медицинского центра с тяжелой функциональной диагностикой (МРТ, КТ, маммограф, рентген) и лечащими врачами. По нашим расчетам, инвестиции в него должны составить EUR 3-4 млн. Но тут важно не просто купить дорогое оборудование, главное – правильно себя позиционировать на рынке. Сегодня в Беларуси уже есть медцентры, поэтому необходимо выбрать те направления, которые нам будут наиболее интересны в развитии.

 

– Вы говорите, что на рынке медуслуг нет конкуренции. Получается, он остается привлекательным, несмотря на большое количество медцентров? 

 

 

– А вы проанализируйте работу крупных медцентров. В них – очереди. Если на первичный прием вы еще попадете, то попасть на вторичный – большая проблема.

 

– Но очереди, наверное, из-за нехватки кадров. Где вы будете брать специалистов?

 

– Никто не говорит, что специалистов нет. Мы говорим о нехватке точек доступа и поэтому собираемся построить новую точку доступа. Проблема крупных частных медцентров – в том, что они не могут расширяться в рамках своей структуры. Они развиваются, но не могут делать это быстро, так как под медицину требуются особые помещения. В них должна быть специальная вентиляция, специальные техусловия на электроснабжение и подачу воды. Это не так просто.

 

– То есть проблема развития частной медицины – в нехватке недвижимости?

 

– В том числе. Врачи, конечно, тоже нужны, их надо растить. Но также надо создавать точки, соответствующие всем требованиям, куда можно привести врача. Когда "Газпром" собирался строить офис, он обозначил, что 3-4 этажа в нем будут отведены под медцентр. Я знаю, что строительство крупного медцентра планируется сейчас в Серебрянке. И как минимум еще один центр будет строиться в Минске. То есть они действительно востребованы.

 

– Насколько в развитии рынка медуслуг важна культура населения? Каков ее уровень в Беларуси: белорусы следят за своим здоровьем?

 

– Культура диагностики присуща женщинам. Для них эта процедура привычная – спасибо госпрограмме материнства и детства. Сначала женщину "выводят" в детородный возраст, потом, когда рожает, она волей-неволей находится в зоне медицинского контроля. А вот у мужчин как таковая культура отсутствует. Для них диагностика заканчивается с возвращением из армии. Если после этого мужчина не попал на промпроизводство с профосмотрами, его не обследуют. И приучить его хотя бы раз в год сдавать анализы – большая проблема. Мы пытаемся донести до потребителей, что ранняя диагностика выгоднее, чем полномасштабное лечение. Это сложная задача, но когда-нибудь мы к этому придем.

 

Беседовала Полина ЛЕГИНА

Использование материалов агентства возможно только при соблюдении Правил перепечатки

Все материалы Информационно-аналитического агентства "Бизнес-новости" имеют исключительно информативные цели и не являются публичной офертой к купле/продаже каких-либо ценных бумаг или осуществлению любых иных инвестиций. Информация, содержащаяся на страницах портала doingbusiness.by, получена из источников, которые агентство считает заслуживающими доверия. При этом редакция и авторы текстов не несут ответственности за возникшие убытки в связи с использованием содержащейся на страницах портала информации. Использование материалов разрешено только с указанием авторства "Бизнес-новости" и наличием активной ссылки на сайт doingbusiness.by.