Курсы НБРБ на 20 сентября
USD/BYN
1.9405
0.12%
16:40
EUR/BYN
2.3262
0.58%
16:40
100 RUB/BYN
3.3373
0.84%
16:40
100 UAH/BYN
7.4292
0.27%
16:40
10 PLN/BYN
5.4167
0.29%
16:40
1000 KZT/BYN
5.6802
0.2%
16:40
10 CNY/BYN
2.948
0.07%
16:40
GBP/BYN
2.6183
0.2%
16:40

Иван ГРИБ: для стабильной работы фермерского хозяйства нужен постоянный денежный поток



Иван Гриб со своим братом Михаилом и сыновьями – одни из самых известных фермеров белорусского Полесья. Их семейный бизнес располагается в деревне Ольшаны. О том, как заработать на овощах, построить эффективно фермерское хозяйство, а также о сложностях и перспективах развития фермерства в Беларуси, Иван ГРИБ рассказывает в интервью агентству "Бизнес-новости".

 

– Иван Васильевич, как Ваше хозяйство работает в этом году?

 

– У нас все хорошо. Нам бы немного добавить земли, и больше нас ничего не интересует. Урожаи яблок у нас сверхъестественные...

 

– Насколько сверхъестественные?

 

– Мы соберем 3-4 тыс. тонн яблок. В прошлом году было 3 тыс. тонн. Пока не знаем, каким будет урожай, потому что сейчас убираем. Но уже больше 20 фур отправили на Россию. Сейчас у меня идет срыв яблок, и почти весь урожай мы закладываем в камеры.

 

– Вы давно занимаетесь садоводством?

 

– У меня где-то 70-80 га большого сада. Еще на 40 га молодые деревья. Уже через 2-3 года все 120 га будут давать урожай.

 

Саженцы мы тоже выращивали. Начали с 1 млн штук, потом перешли на 600 тыс., потом на 400 тыс. штук, в этом году посадили 200 тыс. штук. Есть проблемы с реализацией. Раньше бюджет выделял деньги на сады, а сейчас не выделяет, а если выделяет, то небольшие суммы. Если продаем саженцы, то многие покупатели не рассчитываются: и колхозы, и фермеры. Я уже сокращаю количество саженцев, в следующем году посажу только 100 тыс. штук.

 

Я не понимаю такую вещь. У нас борются за бюджетные деньги, которые в итоге достаются колхозам. Миллиарды рублей по саженцам. А здесь можешь сам использовать саженцы, растить сады, но не дают земли. Последние три года я раздавал саженцы, а в этом году начал жечь, просто специально высушивал саженцы, а потом жег, потому что их некуда было сажать.

 

Сейчас многие колхозы занимаются садами, но при огромных площадях сада они получают очень слабый урожай. Их сады не рентабельны. И так во многих колхозах. Никто не делает обрезку деревьев, не ухаживает за садами. Они выращивают свои сады по устаревшим технологиям, для развития садоводства необходимо переходить на новые технологии.

 

Я за прошлую зиму 5 тыс. тонн навоза вывез из колхозов и удобрил сад. Я купил два раздатчика удобрений, которые постоянно развозят навоз под яблони. И эффект есть.

 

– Российское эмбарго вам помогло?

 

– В прошлом году этого не чувствовалось. Как шел вал фруктов в Беларусь, так он и оставался. А в этом году пока непонятно: поможет оно или нет.

 

– А если сравнить ваши яблоки с польскими, будут ли они конкурентоспособными?

 

– Я этого добиваюсь. У меня только польские сорта, технология польская. Я нанимал профессоров из Нидерландов и Польши, чтобы они научили ухаживать за деревьями. За годы мы более-менее этому научились.

 

Нашим институтам нужно ездить по миру, смотреть, какие сорта там выводятся. А то у нас привыкли работать со старыми сортами, которые становятся неконкурентоспособными. Фермерам такие сорта не нужны.

 

– Что выгоднее выращивать: яблоки или огурцы?

 

– Для сада нужно иметь хороший стартовый капитал. Я был первым, кто в округе разбил сад. Засадил 50 га. После этого меня внесли в государственную программу развития садоводства и через некоторое время нам выделили финансирование на ограждение сада.

 

От сада первые три года не имеешь дохода.

 

– Какую долю продукции вы продаете в Беларуси, а какую – на экспорт?

 

– Я все продаю в Беларуси. Все, что идет в Россию, я продаю здесь. Мне платят в белорусских рублях. А покупатели уже везут дальше.

 

Условия российских сетей – расчеты через 40 дней. Но у меня уже есть опыт работы с розницей. Меня уже не раз обманывали и в Беларуси, и в России. Я лучше дешевле отдам на 1 тыс. за кг, но получу сразу деньги.

 

В Беларуси мы много продукции поставляем в Минск на УП "Партизанское". Все остальное идет в Россию.

 

– У вас есть еще соковый завод?

 

– Да, мы выпускаем соки прямого отжима в ПЭТ-упаковке объемом 3 и 5 литров с краником. Упаковку берем в Минске.

 

– Не планировали ли Вы наладить сотрудничество с местным консервным заводом, чтобы они перерабатывали вашу продукцию и выпускали ее под вашим брендом?

 

– Не хочется с ними связываться. Часто ты поставляешь им овощи, у них денег нет, и они предлагают заплатить своей продукцией. Но на нее заламывают такую цену, что она оказывается невыгодной.

 

Очень сложно с такими организациями иметь дело. За соки мне еще много должны, магазины плохо платят.

 

Сейчас во многих случаях я отдаю продукцию задешево, лишь бы забрали и отдали деньги. Иногда приезжают и просят яблоки для детского сада, и в этом случае я готов отдавать за столько, сколько готовы платить. Сейчас главное не выдать с хранилища, а получить клиента, который может рассчитаться.

 

– На данный момент растут отгрузки в Россию?

 

– Пока сложно сказать. Я продаю продукцию через посредников, потому что у нас нет возможностей заниматься прямой продажей. Я в основном делаю ставку на зимние сорта яблок, которые с октября можно продавать всю зиму. Но есть и такие сорта, которые можно продавать с конца августа, иначе можно остановить работу. Надо, чтобы работа была круглый год, иначе много денег нужно на уборку.

 

Сейчас я строю стеклянные теплицы для овощей. У меня стоит котельная на 2 МВт, рассчитанная на обогрев теплицы на 70 сотках земли. Сейчас заканчиваю строительство котельной на вторую теплицу. Беру кредит на сам каркас теплицы. Трубы для отопления в теплице везу из России. Мне нужно около 300 тонн трубы в теплицу. Я продаю яблоки, покупаю российские рубли на бирже и перевожу их за трубы.

 

– Девальвация российского рубля сказалась на стоимости трубы?

 

– В прошлом году мы покупали трубу по USD 800, а сейчас она стоит USD 500 за тонну. Но все равно каждая машина с трубами стоит USD 10 тыс.

 

Теплицу собираюсь построить на 6 га. Сейчас мы ведем строительство теплицы на 2 га. К нам приезжали поляки, которые обучали нас технологии. У нас будет теплица для огурцов и помидоров высотой 7 метров. Нас пугали тем, что мы на газ не заработаем. У меня уже работает теплица на газу, и я не вижу, что это чрезмерно дорого обходится.

 

– За счет чего вы финансируете строительство котельной?

 

– В основном за собственные средства. Польский банк дает нам кредит на EUR 550 тыс. под 4%. Но при этом белорусский банк берет еще 3% за гарантию. Кроме того белорусский банк взял в качестве обеспечения хранилище на EUR 1 млн.

 

– Насколько сложно проводить польский кредит, который вы берете на теплицу?

 

– Если финансовое положение у предприятия стабильное, то это нетяжело. Но многое зависит от белорусского банка – от залогов, стоимости гарантии.

 

– По вашим расчетам, за какой период окупится этот проект?

 

– По нашим расчетам, за четыре года. В проект нужно вложить еще USD 3 млн. Вся продукция будет выращиваться в круглогодичном режиме: по огурцу – два оборота, по помидору – один оборот, но он растет 10 месяцев в году.

 

Раньше у меня были деревянные теплицы, которые отапливались дровами. Но лес дорожает, на газу более выгодно. Более того, современные технологии позволяют не тратить газ зря: как только выходит солнце, отопление выключается или уменьшается, если солнце пропадает, температура автоматически достигает нужного уровня.

 

Если нам не дают земли, то мы построим теплицы и будем развиваться. Можно, как колхозы, иметь 13 тыс. га земли, а у меня 260 га, и со временем я смогу иметь тот же доход, что и у них. Сейчас не главное занять землю. Главное ей эффективно пользоваться. Во многих колхозах посеяли траву, первый укос еще сделали, но потом ею никто не занимается, никто не косит, не перезалуживает. И земля пропадает.

 

– То, что нет частной собственности на землю, сильно мешает вашей работе?

 

– Я бы сказал, что нам ничего не мешает. Власть не придирается, и мы нормально сейчас живем. Только бы немного больше площадей, чтобы можно было что-то другое посадить, например, картошки побольше или что-то другое. Я землю сейчас докупаю на аукционах.

 

– У вас в Ольшанах семейный бизнес. Проще работать большой семьей?

 

– Ольшаны – это трудящиеся люди. У меня нигде нет сторожей, и с полей почти ничего не крадут.

 

У меня сыновья – фермеры, зять – фермер, некоторые родственники в хозяйстве работают. У нас с раннего возраста знают, как полить или рвать огурцы, яблоки. Все понимают, что нужно помогать и работать. Если нанимать людей на работу даже для того, чтобы делать простые операции, то весь бизнес закончится. Именно поэтому у нас люди имеют большие семьи.

 

Фермерство – не самый простой вид бизнеса. Многие фермеры обанкротились. У многих не получается, когда либо засуха, либо другие факторы действуют. У них нет постоянного притока денег. У меня в феврале начинается огурец, в марте-июне он обеспечивает выручку, потом яблоки. Где-то саженцы продашь, капусту продашь, морковь. Надо, чтобы работа шла без перерывов. Тогда можно работать и развиваться.

 

Беседовали Алесь СЕРЖАНОВИЧ и Ирина ЮЗВАК.

 

Фото Алеся СЕРЖАНОВИЧА.

Использование материалов агентства возможно только при соблюдении Правил перепечатки

Все материалы Информационно-аналитического агентства "Бизнес-новости" имеют исключительно информативные цели и не являются публичной офертой к купле/продаже каких-либо ценных бумаг или осуществлению любых иных инвестиций. Информация, содержащаяся на страницах портала doingbusiness.by, получена из источников, которые агентство считает заслуживающими доверия. При этом редакция и авторы текстов не несут ответственности за возникшие убытки в связи с использованием содержащейся на страницах портала информации. Использование материалов разрешено только с указанием авторства "Бизнес-новости" и наличием активной ссылки на сайт doingbusiness.by.