Курсы НБРБ на 17 октября
USD/BYN
1.958
0.27%
17:38
EUR/BYN
2.3083
0.59%
17:38
100 RUB/BYN
3.4267
0.5%
17:38
100 UAH/BYN
7.3831
0.25%
17:38
10 PLN/BYN
5.4445
0.11%
17:38
1000 KZT/BYN
5.875
0.04%
17:38
10 CNY/BYN
2.9712
0.31%
17:38
GBP/BYN
2.6043
0.19%
17:38

Зеленая энергетика в Беларуси: субсидирование, квотирование и неритмичность поставок

Компании и рынки
13:59 | 27.06.2016 | Бизнес-Новости

В конце прошлой недели в д.Грабники Новогрудского района Гродненской области был запущен самый крупный в Беларуси ветропарк. К ветроэнергетической установке (ВЭУ), введенной в эксплуатацию РУП "Гродноэнерго" в 2011 году, добавились еще пять мощностью по 1,5 МВт каждая. Итого суммарная установленная мощность ветропарка составит 9 МВт, расчетная годовая выработка энергии с шин подстанции – 22,08 млн кВт.ч. По подсчетам Минэнерго, это позволит белорусской энергосистеме экономить порядка 4,5 млн куб. м природного газа в год.

 

Как рассказали агентству "Бизнес-новости" в Гродноэнерго, инвестиции в проект составили BYR 432 млрд (USD 24,1 млн по курсу на 17 ноября 2015 года), то есть порядка USD 19,1 млн. Из них USD 13,78 млн было потрачено на покупку оборудования производства КНР, остальное – на строительно-монтажные работы. Большая часть инвестиций – это кредит Беларусбанка (USD 11 млн) и других кредитных организаций, еще USD 2 млн – средства Гродноэнерго. Простой срок окупаемости ветростанции составляет чуть больше 11 лет, ориентировочная себестоимость производства 1 кВт.ч  – USD 0,06-0,08. Хотя последние величины очень условны и зависят от многих факторов: окупаемость – от тарифа на электроэнергию, себестоимость – от эксплуатационных затрат.

 

Сравнивать себестоимость электроэнергии, произведенной из газа и из ветра, в "Гродноэнерго" сочли некорректным. "Сравнивать можно только на момент начала строительства, а дальше условия меняются, – считает ведущие инженер управления капитального строительства Гродноэнерго Константин Жинь. – Конечно, газотурбинная станция окупится быстрее, чем ветровая. Но дальше за газ надо платить, а ветер – дармовой".

 

Не солнце и не ветер, а... дрова

 

Тема денег оказывается основной, когда речь заходит о возобновляемой энергетике в частности и "зеленой" экономике в целом. "Зеленая" экономика – модель экономического развития, основанная на устойчивом развитии и знании экономики окружающей среды – декларируется как один из главных принципов процесса "Окружающая среда для Европы" (партнерства 56 государств-членов, находящихся в регионе Европейской экономической комиссии ООН и заинтересованных в сохранении окружающей среды).

 

В Батуми 8 – 10 июня прошла Восьмая конференция министров "Окружающая среда для Европы", на которой "зеленая" экономика была в центре внимания. На встрече было произнесено много правильных слов о том, что экономическое развитие не должно вредить окружающей среде, но корреспонденту агентства "Бизнес-новости", участвовавшему в конференции, запомнились другие. Представитель кыргызской делегации сказала прозаичное: некоторые страны настолько бедные, что не могут позволить себе быть "зелеными". Дескать, когда надо накормить население, власти не в первую очередь будут думать о том, чтобы не навредить природе.

 

Беларусь живет чуть лучше Кыргызстана, однако развитие зеленой энергетики в ней также упирается в вопрос экономической эффективности.

 

В настоящее время энергия, произведенная из возобновляемых источников (ВИЭ), занимает 5,6% валового потребления топливно-энергетических ресурсов. Согласно государственной программе "Энергосбережение" на 2016 – 2020 годы, к 2020 году доля ВИЭ в валовом потреблении ТЭР должна достичь 6%. Вероятно, сделать это будет не так уж сложно.

 

Однако белорусская "зеленая" энергия – это не столько солнце, ветер и вода, сколько дрова. По данным консультантов проекта международной технической помощи "Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Республике Беларусь", в структуре ВИЭ Беларуси порядка 95% занимают источники, работающие на древесном топливе, и производящие в основном тепловую энергию. Ветровая энергия занимает всего 0,6% в общем объеме производства  возобновляемой энергии и 0,003% – в общем объеме вырабатываемой в стране электроэнергии, солнечная – еще меньше. "Это объемы на уровне статистической погрешности", – говорят консультанты проекта. Для сравнения: в Литве доля "ветра" во всей производимой электроэнергии – 6,4%, в Польше – 3,6%, в Украине – 0,73%.

 

На 1 декабря 2015 года в Беларуси действовали более 3 200 энергоисточников на местных ТЭР суммарной электрической мощностью 130 МВт и тепловой мощностью более 6000 МВт, в том числе 22 мини-ТЭЦ на местных ТЭР суммарной электрической мощностью около 130 МВт, тепловой – около 345 МВт; 17 биогазовых установок суммарной электрической мощностью около 22,7 МВт; 51 гидроэлектростанция суммарной установленной электрической мощностью около 34,6 МВт; 50 ветроэнергетических установок (ВЭУ) суммарной электрической установленной мощностью около 29 МВт; 118 тепловых насосов суммарной тепловой мощностью около 10 МВт; 29 фотоэлектрических станций суммарной электрической мощностью около 12,8 МВт; 287 гелиоводонагревательных установок суммарной тепловой мощностью около 3,9 МВт.

 

На сегодня в части "ветра" данные изменились: с учетом ветропарка в Грабниках и других ВЭУ количество ветряков выросло до 61 суммарной мощностью 51,74 МВт. В части "солнца" они изменятся с введением в эксплуатацию солнечной электростанции в Брагине мощностью 22,3 МВт, в создание которой компания velcom инвестирует EUR 23,0 млн. Но принципиально расстановку сил в белорусской энергетике это не изменит.

 

Дорого и нестабильно?

 

Как считает вице-президент Всемирной ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков, для изменения ситуации в Беларуси нужна прежде всего политическая воля. "Если страна хочет развивать местные энергоресурсы, то принимает соответствующие законы и создает благоприятное поле. Думаю, рано или поздно, Беларусь будет следовать общему мировому тренду на развитие ветроэнергетики", – сказал он на семинаре "Ветроэнергетика. Преимущества и барьеры", который прошел в Минске 15 июня, во Всемирный день ветра.

 

Однако у производителей традиционной энергии в Беларуси – Белэнерго – другое мнение на этот счет. Там далеки от романтизации "зеленой" и "чистой" энергии и сравнивают ее производителей с частными поставщиками арбузов, которые недпредсказуемо вторгаются на хорошо отлаженный оптовый бахчевый рынок с маленькими тележками и заставляют бахчевода-монополиста покупать свои арбузы по завышенной цене.

 

По белорусскому законодательству, производители возобновляемой энергии имеют право продавать ее в сеть с применением повышающего коэффициента к тарифу промышленного потребителя, который высчитывается в зависимости от курса доллара и равен примерно 12,5 центов. Для каждого вида энергии применяется свой коэффициент в зависимости от установленной мощности, срока фактической службы оборудования и даты установки ВИЭ. Например, для гидроэлектростанций он начинается от 1,1, для новых ветряков – от 1,2, для солнечных электростанций – от 2,1 в течение первых 10 лет. После 10 лет коэффициенты идут на понижение и составляют менее 1.

 

Например, брагинская солнечная станция будет продавать электроэнергию, а Белэнерго ее покупать с повышающим коэффициентом 2,7, то есть почти по 34 цента.

 

Все затраты по стимулированию "зеленой" энергетики в этом и других случаях лягут на монополиста, который перераспределит их между потребителями через тариф. И если повышение тарифов для физлиц бьет население по карману напрямую, то тариф для промышленности население возместит опосредованно, платя высокую цену за товары и услуги. Энергия из газа на сегодня значительно дешевле, уверяют представители монополиста.

 

Аргументы экономического плана против бесконтрольного развития ВИЭ дополняют фактором нестабильности. Ветряку нужен ветер, солнечной батарее – солнце, всплески и провалы этих природных ресурсов энергетическая система вынуждена как-то выравнивать, в то время как газ в трубе стабилен. В этом плане гидроэлектростанции и котельные, работающие на древесном топливе, куда более предсказуемы, чем ВЭУ, однако и они не могут сравниться с газовой турбиной. Позиция Белэнерго – "зеленые " виды энергии могут только дополнить, но не заменить газовый "хребет" белорусской энергосистемы.

 

Ветряки б/у подмочили репутацию ветроэнергетики

 

Недовольство энергетиков усугубилось тем, что после 2010 года, когда закон "О возобновляемых источниках энергии" простимулировал продажу "зеленой" энергии, в страну стали активно завозить бывшие в употреблении ветроустановки.

 

"В ЕС проводилась модернизация ветроэнергетического оборудования, устаревшие ВЭУ надо было утилизировать. В Европе утилизировать было дорого, и белорусские инвесторы стали за бесценок скупать старые ВЭУ и устанавливать их без предварительной оценки площадки, не сильно беспокоясь о  том, подходит ли данное место по своему ветропотенциалу", – рассказал историю вопроса координатор проекта "Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Республике Беларусь" Денис Коваленко.

 

Такие ветряки, по его словам, иногда окупались менее чем за год. Это позволило владельцам не сильно заботиться об их эффективной эксплуатации в случае поломки, и некоторые ВЭУ просто остановились. В целом ситуация с бэушными ВЭУ зарекомендовала ветроэнергетику не с лучшей стороны. Это стало одной из причин выхода указа президента от 18 мая 2015 года "Об использовании возобновляемых источников энергии", который ограничил введение новых энергоустановок квотами, одновременно гарантировав инвесторам неизменность повышающих коэффициентов в течение 10 лет (до того коэффициенты периодически менялись).

 

Так, на 2017 – 2019 годы введение в эксплуатацию новых энергоустановок ограничено квотой 215 МВт, в том числе для ветроэнергетики отведено 11 МВт. Вне квоты можно устанавливать ВИЭ для бытовых и промышленных нужд, избыток электроэнергии продавая энергосистему на непривлекательных условиях, с коэффициентом 0,7 к тарифу промышленного потребителя. Есть также ряд исключений для проектов в рамках инвестиционных договоров, заключенных до 20 мая 2015 года (до этого срока успел "проскочить" брагинский проект velcom), в рамках международной технической помощи, а также для предприятий Белэнерго.

 

Последние, производя и продавая "зеленую" энергию, не применяют к ней повышающий коэффициент. Всем остальным претендентам нужно подавать заявки в республиканскую комиссию по распределению квот, причем чем меньший желаемый коэффициент к тарифу укажет претендент, тем больше у него шансов на победу.

 

Как рассказывают в Департаменте энергоэффективности Госстандарта, гарантированные указом в течение 10 лет стимулирующие коэффициенты только увеличили привлекательность рынка ВИЭ для инвесторов. Так, заявки на введение ВЭУ превысили отведенный лимит в 6 раз, на введение солнечных электростанций – в 8 раз.

 

Инвесторов хватает – нужны квоты

 

Тем не менее квоты же и тормозят инвестиции в возобновляемую энергетику. Так, по данным агентства "Бизнес-новости", планы на строительство трех ветропарков по 30 МВт каждый были у компании "Трайпл", однако год назад они натолкнулись на указ о квотах. Потом возникли проблемы у самой компании, и от проекта пришлось отказаться.

 

Организатор трайпловского проекта, Николай Катаржевский возглавил ООО "ЭСН ЭКО" и сейчас работает над другим проектом, ветропарком установленной мощностью 20 МВт. Этой весной он подал заявку на получение квоты. По словам Н.Катаржевского, за инвестициями дело не встанет, главное – получить квоту. Впрочем, квота на "ветер" для всей Беларуси на ближайшие три года почти в два раза меньше одного проекта ЭСН ЭКО.

 

В отличие от ветропарка в Грабниках, где стоят новые ветряки, проект ЭСН ЭКО предполагает установку бывших в употреблении ВЭУ, однако директора это не смущает.

 

"Вы же летаете самолетами "Белавиа", – приводит он аргумент в защиту старых ВЭУ. – Есть такое понятие как остаточный ресурс. Если ресурс есть, техника работает, если нет, она не работает".

 

Мнение экологов – развивать нужно все виды ВИЭ в комплексе. "Нельзя кидать усилия только на ветроустановки или на ГЭС, – говорит Д.Коваленко. – Объемы развития каждого вида ВИЭ надо просчитывать, чтобы они приносили пользу".

 

Экологи также обращают внимание, что слухи о пагубном влиянии "ветровой" и "солнечной" энергии на устойчивость энергосистемы в Беларуси сильно преувеличены, учитывая ее мизерную долю в общем объеме энергии. Проблему они видят в том, что регулирование возобновляемой энергетики возложено на монополиста – Белэнерго, чьи интересы противоречат интересам владельцев энергоустановок.

 

Выходом из этой ситуации может стать создание энергоустановок самими предприятиями Белэнерго, как в случае с проектом в Грабниках. Позитивное отношение к новому ветропарку самих энергетиков очевидно. Однако для полноценного развития "зеленой" отрасли монополист ограничен в средствах.

 

Другой способ решения проблемы – создание механизма, при котором повышающий коэффициент ложился бы напрямую на расходы потребителей "зеленой" электроэнергии, без участия в этой цепочке Белэнерго. Но от развития этой темы в деталях экологи воздерживаются.

 

Дискуссии же по поводу того, какая энергия белорусам выгоднее, традиционная или "зеленая", очевидно, базируются на очень неустойчивой политико-экономической платформе. Ответ напрямую зависит от цены на газ.

 

Полина ЛЕГИНА


Использование материалов агентства возможно только при соблюдении Правил перепечатки

Все материалы Информационно-аналитического агентства "Бизнес-новости" имеют исключительно информативные цели и не являются публичной офертой к купле/продаже каких-либо ценных бумаг или осуществлению любых иных инвестиций. Информация, содержащаяся на страницах портала doingbusiness.by, получена из источников, которые агентство считает заслуживающими доверия. При этом редакция и авторы текстов не несут ответственности за возникшие убытки в связи с использованием содержащейся на страницах портала информации. Использование материалов разрешено только с указанием авторства "Бизнес-новости" и наличием активной ссылки на сайт doingbusiness.by.