Курсы НБРБ на 27 июля
USD/BYN
1.9505
0.24%
16:07
EUR/BYN
2.2671
0.03%
16:07
100 RUB/BYN
3.2543
0.05%
16:07
100 UAH/BYN
7.5294
0.01%
16:07
10 PLN/BYN
5.3321
0.05%
16:07
1000 KZT/BYN
5.9642
0.43%
16:07
10 CNY/BYN
2.8882
0.21%
16:07
GBP/BYN
2.5459
0.38%
16:07

Виктор МАТИЕВИЧ:: государство может быть эффективным собственником, проблема в топ-менеджменте предприятий



ОАО "Моготекс" сегодня является одним из крупнейших и наиболее успешных предприятий белорусской легкой промышленности. За счет чего удается увеличивать прибыль, как выдерживается конкуренция с китайскими изделиями, на какие новые рынки нацелен "Моготекс" и планируется ли приватизировать предприятие – об этом в интервью агентству "Бизнес-новости" рассказал генеральный директор "Моготекса" Виктор МАТИЕВИЧ.

 

– В 2012 году "Моготекс" смог увеличить чистую прибыль почти в 1,5 раза до BYR 41,5 млрд. За счет чего этого удалось достичь? И как сработало предприятие в I квартале 2013 года?

 

– Прежде всего, это результат того технического перевооружения, которое мы осуществляем. Современное оборудование позволяет снизить наши затраты на энергетику, химикаты, красители, более эффективно это использовать. Кроме того, мы начали выпуск тканей с более высокой добавленной стоимостью. Именно качество позволяет нам конкурировать. Если раньше ткань имела в лучшем случае водоотталкивающие отделки, то сегодня она защищает от огня, нефти, держит тепло и позволяет быть незамеченным приборами ночного видения. В метраже за прошлый год мы выпустили где-то на 2% больше, чем в 2011 году, но доходность значительно увеличилась.

 

Тенденции 2012 года сохраняются. По финансовым показателям I квартал этого года для нас положительный, доходность растет. Вырос экспорт – на внешние рынки сегодня поставляется 83% продукции. Основное направление – Российская Федерация.

 

– Госзаказы в России растут или есть сложности?

 

– Несмотря на то, что открываются электронные площадки, и все становится более прозрачным, в прошлом году правительство России пыталось подготовить документ о допуске на рынок госзаказов только российских компаний. Мы вовремя подняли вопрос в Единой экономической комиссии о том, что доступ должны получить и белорусские производители.

 

Есть, конечно, нюансы, как в любых тендерных закупках. Самое главное – это работать с теми министерствами и ведомствами, которые осуществляют закупки. Мы почти два года работали с МВД России, предоставляя образцы тканей и даже 25-30 изделий для опытных носок, чтобы они могли убедиться в качестве. Результатом стало то, что с прошлого года наши ткани являются основными для всех демисезонных и зимних изделий, которые носят сотрудники МВД России. Но это был долгий процесс. Сегодня просто прийти и сказать "я хочу участвовать в госзакупках" не получится. Любые ведомства предъявляют свои требования, в том числе и промышленные предприятия. Только работа непосредственно с клиентом дает перспективу и продолжение наших поставок.

 

– В России проявляются первые признаки рецессии. Они как-то отражаются на работе вашего предприятия, на сбыте?

 

– В чем-то рецессия ощущается. Но я уверен, что главное выстроить свою ассортиментную политику. То, что я уже говорил – индивидуальная работа с клиентами – это первая часть. А вторая часть – это расширение ассортимента. Например, наше совсем другое направление работы – сотрудничество со шведской компанией IKEA. Это группа декоративных тканей.

 

По разным позициям тканевого ассортимента на рынке ЕЭП Моготекс занимает от 12% до 18% в объеме поставок. То есть, мы пока не занимаем лидирующее положение, и нам есть куда расти. Ведь по госзаказам в России только 57% поставок приходится на производителей стран ЕЭП. Все остальное – импорт из третьих стран. Поэтому есть сегменты, и мы в этом направлении работаем.

 

Кроме того, один контракт может "тянуть" за собой другой. Мы 5 лет плотно работаем с российскими пограничными войсками. В настоящий момент Россия планирует активно развивать арктический шельф, и у нашего предприятия есть предложения по обеспечению безопасности работающих в экстремальных условиях севера. Что касается обмундирования, это практически солдат будущего.

 

Также расширяем сотрудничество с МЧС России, с нефтяными компаниями России, с которыми раньше не работали – они закупали импортную спецодежду, а сейчас наше современное оборудование позволяет нам предлагать продукцию даже лучшего качества, чем зарубежные аналоги.

 

И, конечно, очень важно то, что 55% продаж в прошлом году осуществлялись через нашу сеть – 12 дилеров и 11 совместных предприятий от Прибалтики до Дальнего Востока. Они имеют еще и собственные дочерние предприятия. Например, "Моготекс-Пермь" имеет 5 своих предприятий в этом регионе. Это тоже важный фактор в продвижении.

 

– В 2012 году вы ставили себе задачу, чтобы уже в 2014 году около 20% экспорта приходилось на дальнее зарубежье. Удается ли реализовывать эти планы?

 

– Мы двигается к поставленной цели. Самое главное – есть понимание, как это делать. В январе мы были в США, второй раз приняли участие в выставке и рассчитывали на то, что, предлагая ассортимент, проводя переговоры, размещаясь в каталогах, мы сможем войти в рынок. Но пока нам не организовали встречу с Ассоциацией импортеров США, которая объединяет более 1000 компаний, мы поняли, что мы были, как слепые котята, которые пытались что-то продать, не понимая самих подходов. И именно эта встреча помогла нам выстроить алгоритм наших действий. Необходим целый пакет документов для того, чтобы стать поставщиком на американский рынок. Только тогда ты можешь реально что-то продать. Можно, конечно, без этого продать на USD 5 000, даже на USD 200 000, но это будет разовая сделка, а не постоянные поставки и не тот рынок, который мы хотим для себя.

 

Сейчас мы готовим документы, что по расчетам Ассоциации импортеров США займет где-то около года. Это огромный пакет – таможенные документы, декларации, сертификаты, разрешения, документы, подтверждающие финансовую устойчивость, договоры с партнерами. Только после этого можно получить статус поставщика, войти в Ассоциацию, и тогда мы сможем свободно на любых конкурсах, тендерах участвовать со своим продуктом в США. Если тебя нет в Ассоциации и нет статуса поставщика, то тебя нет нигде.

 

Недавно мы были в Чили, увидели, что есть широкие возможности для выхода на рынок Латинской Америки и мы конкурентны на нем. Там тоже необходимо пройти подготовительный этап, собрать определенный пакет документов. Наша задача – в этом году завершить все процедуры.

 

А в следующем году мы должны начать работу на этих рынках и выстроить стабильные поставки. Диверсификации нужна, несомненно. Зависеть только от российского рынка госзакупок – это неправильно.

 

– Какая продукция "Моготекс" наиболее интересна этим рынкам?

 

– Наш домашний текстиль, форменная и специальная одежда. В США есть закон, по которому в федеральных закупках могут участвовать только производители США. Зарубежный производитель может только принимать участие в закупках на уровне штата или города. В этом направлении мы тоже попытаемся поработать.

 

Аналогично и в Латинской Америке. Но там нужны только готовые изделия. Поэтому мы сейчас реализуем большую программу по расширению своих производственных площадей. Уже закончили расширение своего производства в Быхове – в апреле был запущен раскройный цех, ищем еще предприятие, с которым мы смогли бы в Беларуси сотрудничать.

 

– А как рынок ЕС?

 

– Евросоюз очень ограничивает себя сложным документооборотом особенно сертификационного характера. На каждую партию необходимо от EUR 3 до 5 тысяч потратить на сертификацию. Небольшая партия становится очень затратной – нет экономического интереса делать такие поставки. Более того, логистика очень длинная. Мы делали несколько поставок и говорим заказчику, что хотим напрямую работать, а не через посредника. На что нам ответили, что они четвертые в цепочке поставки. Поэтому если товар стоит USD 1, пока он дойдет до конечного покупателя, цена вырастет до USD 25.

 

– Как продвигается сотрудничество с IKEA?

 

– Сегодня мы уже вышли на солидный объем и планируем его увеличивать – программа сотрудничества рассчитана до 2017 года. В марте к нам приезжали представители руководства шведской IKEA и они очень заинтересованы в поставках нашей продукции уже в мировую сеть. Но это 286 гипермаркетов. То есть, взяв на себя обязательства, мы должны их исполнять. IKEA продолжает активно развиваться в мире с точки зрения продаж и ассортимента, поэтому нам интересна была бы более широкая программа сотрудничества с ними.

 

– Что сейчас Вы поставляете в IKEA и в каком объеме?

 

– Шторы, занавески, столовое белье различной цветовой расцветки, с разными способами печати. Объемы – это коммерческая информация.

 

– Насколько сильное давление на рынке ЕЭП вы испытываете со стороны китайских производителей?

 

– Еще в 2003 году мы почувствовали это давление. Когда пришел Китай на рынок СНГ, местные производители предлагали снижать цены. Мы посчитали, что бороться с Китаем по цене неэффективно, надо выходить на более качественный уровень, развивать другие сегменты. Преимущества китайских производителей – это не просто дешевизна. Там очень быстро принимаются решения о поддержке производителей и экспортеров. Например, весь прошлый год в Россию активно шел импорт китайского постельного белья. И в Китае начали расти экспортные пошлины. В результате постельное белье стало дороже, чем в Пакистане. И все импортеры переключились на пакистанские товары. В Китае быстро почувствовали спад экспорта. Производители обратились в китайское правительство с просьбой поддержать их. И власти одномоментно снизили экспортную пошлину на 27%. Решение было принято за 2 недели. Импортеры моментально переключились опять с пакистанского на китайское постельное белье.

 

Еще пример. Китайские банки видят, что производители какой-то отрасли перестали брать кредиты на развитие и замену оборудования. Они сами обращаются к предприятиям: что происходит? Те говорят: дорогие кредиты, нет возможности обслуживаться. Сразу же принимается решение, вплоть до нулевой ставки, только лишь бы предприятия брали кредиты и развивали производства. Пошли обороты, начался рост экспорта, опять ставки плавно увеличиваются. И в этих вопросах, несмотря на то, что Китай – очень большая страна, решения принимаются мгновенно.

 

Мы давно ставим перед ЕЭК вопрос об ограничении импорта из Юго-Восточной Азии – уже больше года пишутся и обсуждаются обоснования, а решения нет.

 

– Значит, пока боретесь сами. Какими способами добиваетесь конкурентного преимущества?

 

– Мы активно перевооружаемся. Современные технологии дают нам больше возможностей. Это первое. Второе – мы являемся разработчиками продукции, а не повторяем чужую. Третье – близость конечной доставки.

 

– Расскажите подробнее о предложениях, с которыми вы обратились в ЕЭК?

 

– Мы обратились в ЕЭК по вопросу введения дополнительных импортных пошлин на продукцию Юго-Восточной Азии. На те ткани, по которым мы видим реальный демпинг. Бразилия, например, ввела ввозные пошлины от 60% до 70% на китайский текстиль. Они доказали демпинг. Так же и мы рассматриваем возможность введения до 2017 года переходного периода защитных мер. Мы доказали, что у Китая есть поддержка, они подтвердили, что помогают своим экспортерам и принципы ВТО позволяют нам ввести пошлины. Было два заседания. Страны Юго-Восточной Азии должны предоставить свои обоснования, если их нет, то уже в июне может быть принято решение. Вопрос только в размере пошлины.

 

– Вы говорили о доступности как одном из важных факторов. Планируется ли создание совместных предприятий с участием "Моготекса" за рубежом?

 

– Пока не рассматриваем, хотя ни от чего нельзя отказываться. Но в текстильной промышленности одна из главных сложностей – персонал. Купить оборудование и найти производственные площади не проблема. Важны кадры. Думаю, что по этой же причине в таких странах, как Туркменистан, Узбекистан и других, где есть хлопок, не могут выйти на экспорт уже готовых изделий. Хоть и ставится такая задача. Нет персонала. Поэтому мы и для себя пока не видим возможности.

 

Касаясь швейных предприятий, это возможно в той или иной мере. Например, Украина очень ограничивает поставку готовых изделий. Ткани – да, а изделия должны быть отшиты именно в Украине. Мы должны подстраиваться под эти условия, поэтому рассматриваем сейчас возможность сотрудничества с украинскими швейными компаниями. Пока это разовые договоры подряда.

 

– Возможна ли приватизация вашего предприятия?

 

– С учетом того, что на 98,5% мы принадлежим государству, вопрос не в моей компетенции. Ничего нельзя категорически отрицать, конечно. Сегодня есть заинтересованность ряда компаний, прежде всего, российских, поучаствовать в собственности. Но государство вложило средства в модернизацию – USD 28 млн. Если учитывать, что только за прошлый год мы получили USD 45 млн. положительного сальдо внешней торговли, то, наверное, мы достаточно эффективны. И доходность предприятия позволяет возвращать вложенные средства. Смена собственника может рассматриваться только тогда, когда это даст мощный синергетический эффект: или мы сможем выйти на какой-то рынок, который обеспечит значительно большую доходность, или создание какого-то суперпродукта, производство которого даст нам очень высокую доходность. Я пока таких предложений не вижу.

 

Когда слышу утверждения, что государство не способно быть эффективным собственником, я думаю, что не способны в первую очередь люди, работающие на предприятиях, а не государство. Государство делает многое – и давая кредиты, и прощая долги, и компенсируя проценты по кредитам. А исполнение – проблема на сегодняшний день.

 

Есть предприятия, которые встроены в мировую экономику, и государство не может терять там контроль – это и машиностроение, и горнодобывающая промышленность. Но, например, при всем моем уважении к "Горизонту", их нужно интегрировать в какую-то мировую структуру. К каждому предприятию надо подходить индивидуально.

 

– Сейчас белорусский легпром сталкивается с ростом складских запасов. Насколько актуальна эта проблема для "Моготекса"?

 

– На сегодня наши складские запасы меньше 100% среднемесячного объема производства при доведенных показателях 125%. То есть рабочая ситуация, в рамках норматива. В среднем по легпрому считается нормальным 150%, это позволяет иметь оборот. Складские запасы – комплексный вопрос. Самое главное – думать об ассортименте, который ты планируешь продавать, и о его востребованности. Мы могли бы "нашлепать" подкладки, положить на склад и говорить: покупайте. Но кому она нужна? Мы работаем с потребителем, с рынком, локально с каждым направлением – что необходимо. Причем меняется все очень быстро и мы не должны отставать.

 

– И в завершении позвольте несколько вопросов для совместного проекта нашего агентства "Бизнес-новости" и спортивного портала Goals.by.  Ваша компания является титульным спонсором футбольного клуба "Днепр". Выбор спорта в качестве канала продвижения – это осознанный выбор?

 

– Мы готовы поддерживать спортсменов и поддерживаем их. Помогаем и "Днепру", и баскетбольному клубу "Борисфен". Поддерживаем спортивные мероприятия — такие, как открытый чемпионат Беларуси по легкой атлетике.

 

По "Днепру" есть несколько глобальных вопросов, которые требуют решения — по самому футбольному клубу, начиная с функционирования. Мы готовы поддерживать, когда это прозрачно, когда ты понимаешь, что деньги, которые ты тратишь, приносят не только рекламный эффект, а знаешь, на что и как они расходуются, когда этим можно управлять. Сегодня в клубе, к сожалению, есть нюансы.

 

Всегда хочется поддерживать того, кто чего-то хочет сам. Ведь бесплатные деньги развращают. Мы поддерживаем баскетбольный клуб, но там есть желание развиваться, тренер даже свои средства вкладывает, поэтому и помочь хочется.

 

— Помощь "Днепру" обязательная или добровольная?

 

— Скажем так, 50 на 50.

 

— Если говорить о "Днепре", каков примерно годовой бюджет спонсорства? Спортивные журналисты называют сумму в BYR 200 миллионов.

 

— Намного больше…

 

— А есть какая-нибудь футбольная команда, на майках которой вам бы хотелось, чтобы была надпись "Моготекс"?

 

— Есть, но у нас, наверное, нет столько денег.

 

— А как вы считаете, спорт сам по себе может быть бизнесом?

 

— Может. Но для этого нужен четкий подход, отношение, финансирование.

 

Беседовала Ирина ЮЗВАК.

Использование материалов агентства возможно только при соблюдении Правил перепечатки

Все материалы Информационно-аналитического агентства "Бизнес-новости" имеют исключительно информативные цели и не являются публичной офертой к купле/продаже каких-либо ценных бумаг или осуществлению любых иных инвестиций. Информация, содержащаяся на страницах портала doingbusiness.by, получена из источников, которые агентство считает заслуживающими доверия. При этом редакция и авторы текстов не несут ответственности за возникшие убытки в связи с использованием содержащейся на страницах портала информации. Использование материалов разрешено только с указанием авторства "Бизнес-новости" и наличием активной ссылки на сайт doingbusiness.by.