Курсы НБРБ на 24 июня
USD/BYN
1.9284
0.13%
15:56
EUR/BYN
2.1544
0.06%
15:56
100 RUB/BYN
3.2309
0.66%
15:56
100 UAH/BYN
7.4078
0.17%
15:56
10 PLN/BYN
5.089
0.16%
15:56
1000 KZT/BYN
5.9102
0.31%
15:56
10 CNY/BYN
2.8196
0.23%
15:56
GBP/BYN
2.4538
0.31%
15:56

Сергей ИСАЕВ:: потребитель еще вернется к бюджетным мобильным телефонам



Рынок мобильных телефонов – один из наиболее активно развивающихся. Что ни месяц, мировые и локальные производители презентуют несколько новых моделей, которые буквально в течение нескольких недель могут стать лидерами продаж. Кроме сегмента смартфонов, на котором сейчас пытаются закрепиться многие производители, продолжает развиваться и сегмент бюджетных мобильных телефонов. Именно в этом сегменте работает белорусская компания ООО "ТЦ "Снами", которая кроме мобильников реализует копировальную и печатную технику, владеет собственной типографией и планирует открыть свой интернет-магазин в Китае. О своих планах агентству "Бизнес-новости" рассказал директор ООО "ТЦ "Снами" Сергей ИСАЕВ.

 

– Сергей Игоревич, как бы вы оценили состояние рынка мобильных девайсов Беларуси?

 

– Рынок мобильных девайсов на данный момент переживает стагнацию. Надо отдать должное операторам, которые, развернув программу микрокредитования на смартфоны, фактически "обилетили" значительную часть потребителей. Люди покупали смартфоны на волне того, что завтра может наступить девальвация, и аппараты все равно подешевеют. И те, кто заключил кредитные договоры и купили телефоны в рассрочку, несут такое бремя платежей, которого они совершенно не ожидали.

Кроме того, 60% пользователей смартфонов не используют все их функции, пользуются ими как телефонами. И многие убедились, что это не совсем удобный телефон.

 

У операторов было налоговое преимущество. Они включали стоимость телефона в тарифы и не платили НДС. Тем самым они оптимизировали налогооблагаемую базу.

 

Вообще продажи упали по всем сегментам рынка. Исследования показывают пятикратное падение в апреле по сравнению с ноябрем 2012 года.

 

– Каким образом будет развиваться ситуация? Стагнация продолжится?

 

– Думаю, да. Операторы всех "обилетили". Глубина проникновения ясна.

 

– Давайте поговорим о вашем месте на рынке мобильных девайсов. Вы выбрали для себя сегмент ультрадешевых телефонов.

 

– Да, это обусловлено, конечно, борьбой с китайскими интернет-магазинами и дешевыми аппаратами из Китая.

 

– Но ваши аппараты процентов на 30 дороже китайских аналогов, которые продаются в китайских интернет-магазинах.

 

– Да, ровно на сумму налога. У нас налоговые платежи с каждого изделия составляют 33-34% от выручки. Поэтому мы подумываем открыть в Китае интернет-магазин, из Гонконга будем сюда продавать телефоны. И мы это уже делаем. Такой магазин мы собираемся открыть в течение этого лета.

 

Бюджетные аппараты – это телефоны стоимостью до USD 60 за штуку. Есть такие аппараты у Samsung, Nokia, Alkatel.

 

Мировые производители очень большие надежды связывали с тем, что смартфон станет таким же популярным устройством, как и обычный телефон. Многие люди покупали смартфоны, потому что это мода, инерция. Те, кто разбирается, покрутив дорогие вещи в руках, возвращаются на модели до USD 200. Основной сегмент рынка сегодня лежит в пределах USD 100-200.

 

Мы конкурируем с китайскими интернет-магазинами. Для достаточно продвинутого пользователя все, что имеет коробочный характер, как то парфюмерия, спортивная обувь или телефоны, будет покупаться в магазинах других государств. И затоваренность "Белпочты" и "Почты России" – это прекрасное подтверждение этому. Телефон, подобный SNAMI, невыгодно покупать в Китае. Там нет русского языка, нет клавиатуры, нет гарантии. Потом неизвестно, что приедет. Я знаю десятки случаев, когда приезжало совсем не то, что ожидалось. Не факт, что он вообще работать будет.

 

Поэтому мы исходим из того, что наша цена сейчас должна быть до USD 42. Все, что выше, можно выбрать более приличное по качеству в китайских интернет-магазинах.

 

– Какова ваша доля на белорусском рынке?

 

– Нам статистики отводят около 2% от всего объема рынка мобильных устройств Беларуси. В сегменте бюджетных телефонов эта доля значительно больше. По нашим расчетам, в апреле продавалось около 7 тыс. бюджетных аппаратов в неделю.

 

Мы продаем около 5 тыс. телефонов SNAMI в месяц. За 4 месяца мы продали 20 тыс. этих телефонов. С учетом телефонов других марок мы продали 50 тыс. телефонов. В апреле мы просели, не выполнили план по продаже других брендов. В результате, в текущем году мы планируем продать 140 тыс. телефонов.

 

Хотя в лучшие времена мы продавали около 300 тыс. телефонов в год. А в 2009 году мы поставили на рынок около 350 тыс. аппаратов, но тогда не было торговой марки SNAMI. По нашим расчетам, за все время мы продали 1,5-1,6 млн. аппаратов.

 

Уменьшение товарооборота нашей компании за 4 месяца текущего года, если сравнивать с 2012 годом, составляет 15-16%. По мобильным телефонам оно больше. Однако мы достаточно успешно выиграли много тендеров по поставкам копировального и печатного оборудования. И мы все просадки, связанные с потребительским рынком, закрыли на корпоративном рынке. Есть очень простые принципы. Если ты продаешь один товар, то должен присутствовать на разных рынках. Если ты присутствуешь на одном рынке, то ты должен продавать разные товары, причем для разных потребителей. До сих пор многие годы нам весьма успешно удавалось компенсировать те или иные просадки на разных рынках.

 

– Как вы развиваете сотрудничество с сотовыми ритейлерами?

 

– Ритейлеры испытывают сейчас те же проблемы, что и все компании, работающие с высокотехнологичным товаром. Мы как производитель и поставщик более гибки и всегда при необходимости можем пойти и в Россию, и в другие страны, но розничный магазин нельзя перенести.

 

Некоторые компании берут нашу продукцию, некоторые — не берут. Для того, чтобы попасть на полки к ритейлерам с российским капиталом, нужно договариваться с москвичами.

 

Наша сбытовая сеть состоит из около 300 предпринимателей из различных городов Беларуси, которые во многом покрывают спрос на местах. Мы есть в салонах "Алло", в сети "5 элемент", иногда нашу продукцию берет "Электросервис". У "Связного" и "Евросети" есть собственная программа, они продают конкурирующие бренды.

 

Салоны МТС и Velcom покупали у нас телефоны, но они сконцентрировались на смартфонах. Им сегмент дешевых телефонов неинтересен. Им надо траффик.

 

– Планируете ли вы выходить за рамки ультрабюджетного сегмента?

 

– На рынке есть спрос на дешевые смартфоны. Самые дешевые смартфоны сегодня продаются дороже USD 100. Мы собираемся выпустить смартфон, который будет стоить USD 80. По своим основным характеристикам он будет очень конкурентным.

 

У нас были очень большие планы на одну модель. На ее разработку мы потратили  много времени – около 3 месяцев. Это внешне копия Galaxy SIII, большой телефон, который мог иметь очень большие перспективы. Но процессор, который мы там применяли, оказался не в состоянии вытянуть экран. В рознице мы планировали продавать его за USD 45, но, к сожалению, не получилось. Заменить процессор и уложиться в нишевую цену невозможно.

 

– Вы сейчас проводите реструктуризацию бизнеса. Намерены ли вы отказываться от обслуживания копировальных аппаратов?

 

– В меньшей степени. Рынок копировальной техники, из которого мы вышли и на котором мы существуем более 30 лет, считая советский период, и сама продукция стали старыми. Эта технология берет начало от печатающей механической машинки, потом появились принтеры... Копировальный аппарат выполнял в 80-е годы основную функцию – создание огромного количества копий для дальнейшей рассылки в виде писем. Поскольку это все заменяется электронными данными, то спрос на черно-белую печать уменьшился в разы.

 

Однако спрос на полноцветную печать не уменьшился. Машины полноцветной печати заняли устойчивое место в типографиях. И на них изготавливают, в том числе и мы, огромное количество рекламной продукции. Она в основном носит именно рекламный характер. А реклама на бумаге не сильно растет, но и не сильно падает. Этот рынок находится в равновесном состоянии.

 

В сегменте сотовых телефонов выручка велика, однако прибыль невысока. В копировальной технике несколько наоборот. Объем меньше в разы, но в разы больше процент прибыли и доходности.

 

Копировальная техника неубыточна. Какой смысл уходить из этого сегмента? Она вполне соответствует основной задаче любого бизнеса – извлечению прибыли.

 

– В чем будет смысл пересмотра информационной структуры бизнеса?

 

– Это будет создание новой сетевой технологии предприятия. Интернет убивает национальный характер бизнеса. Поэтому мы готовимся к потере национальных признаков, и я понимаю, что под это должна быть построена инфраструктура предприятия.

 

Пока это замена оборудования. Это новые серверные, новые вычислительные возможности. Мы отработали на старом оборудовании порядка 9 лет. Но мы уже уперлись в потолок. Пакеты, которые мы "гоняем" по нашим сетям, увеличились. Для того, чтобы работала типография, нужны большие массивы данных. Наша сеть еле справляется. Хотелось бы на 6-7 лет сделать достаточно мощную серверную.

 

– Какие основные рынки сбыта для вас сегодня?

 

– Беларусь и Россия. В Украину мы поставляли товар, но в Украине сейчас стагнация. Украинский рынок сейчас очень плотно заполнен как телефонами, так и копировальной и печатной техникой. На всей территории белорусско-российско-украинского "куста" ситуация схожа – рынок остановился и готов к падению.

 

– Вы активно работаете с китайскими поставщиками. Что сейчас происходит в Китае?

 

– У них сейчас все плохо, на мой взгляд. Во многом это связано с тем, что там нарастает кризис перепроизводства, если говорить о нашей индустрии. В Китае свыше 1 тыс. производителей мобильных телефонов , и все они столкнулись с падением спроса. Уже наблюдается насыщение рынков Индии, Малайзии и др. Вообще в мире есть 7 млрд. активных телефонов, и только 3,8 млрд. человек имеют канализацию и чистую воду.

 

– Кроме того, рабочая сила в Китае становится дороже.

 

– Частично это так. Все производители ждут Нового года как пропасти. В этот период рабочие кочуют с одного завода на другой в поисках лучших условий работы. В этом году наши поставщики только в апреле укомплектовали свои заводы рабочими.

 

Есть высокий риск взаимодействия с такими партнерами. И мы с этим сталкиваемся. Два наших поставщика просто закрылись. А новых поставщиков искать тяжело. Это посещение производства, особая технология проверки соответствия производства нашим стандартам и т. д. Самое главное – это выходной контроль. Честно говоря, с этим сталкиваются все поставщики изделий из Китая. В конечном итоге, мы ввели у себя 100%-й выходной контроль. Здесь сидят люди, проверяют, тестируют. Потому что, как правило, случаются мелкие, но неприятные дефекты. Конечно, те заводы, которые имеют европейские корни, на голову выше своих конкурентов. Но они и более дорогие партнеры.

 

Сейчас в Китае есть предложение мобильного телефона за USD 6. Его потребительские качества никакие, но и цена никакая.

 

– Но в целом Китай становится дорогой страной. Не собираетесь ли вы искать партнеров в более дешевых странах?

 

– Samsung вынес производство во Вьетнам. Он построил большую фабрику, которая в основном занимается упаковкой и тестированием оборудования. Мы пока об этом не задумываемся. У нас нет емкого рынка. Если мы выпускаем 5 тыс. аппаратов в месяц, то в год получается 50-70 тыс. аппаратов – вот вся емкость.

 

В России проекты производства мобильных телефонов тоже реализуются. Но цены на сопоставимые изделия у них значительно выше, чем у нас. В России себестоимость выше на все процедуры, необходимые для выпуска телефонов. Во-первых, на разработку и адаптацию программного обеспечения, на дизайн и т. д. Это все дороже. Поэтому они здесь не конкуренты. Российские предприятия пытаются выходить на белорусский рынок, но вряд ли у них это получится.

 

– Какова динамика ваших продаж на российском рынке?

 

– На российском рынке мы продаем печатающее и копировальное оборудование и расходные материалы, а не телефоны. Кроме того, активно участвуем во всех тендерах, до которых можем дотянуться. В Сибири, например, более-менее честные тендеры.

 

Нам пришлось создать юридическое лицо на территории России, чтобы в тендерах участвовала российская компания, а не белорусская. Бюрократия, связанная с зачетом НДС, и время, которое тратится на это, значительна, особенно с российской стороны.

 

– Почему Россия вам неинтересна с точки зрения мобильных телефонов?

 

– Издержки входа на этот рынок превышают доход, который мы там получим. Вопрос математики. Тем более перспективы нет. Если бы там была 3-4-летняя перспектива, то можно было бы строить иллюзии, что мы потом это отобьем. Но рынок замер.

 

– Каковы перспективы организации производства электроники в Беларуси?

 

– Никакие. Очень показателен проект Роснано по производству пластин солнечных батарей. В Красноярском крае профинансировали строительство завода солнечных панелей. Полимерный кремний, который там производится, как в 2007 году, так и сейчас стоит USD 300. А на мировом рынке стоимость кремния опустилась до USD 16. Это типичный пример того, что будет, если мы станем догоняющими. Завод нужно строить инновационным, а не в качестве повторения уже существующих производств.

 

– То есть, тот процесс, который сейчас наблюдается, когда "Витязь", "Интеграл" и другие предприятия возвращаются в оборонную промышленность, откуда они выходили, это правильное для них решение?

 

– Чтобы вернуться в "оборонку", нужно найти финансирование для этих проектов. Пока было безмерное финансирование, можно было "сидеть" в "оборонке". Я удивляюсь, почему слияние этих предприятий с российскими оборонными холдингами не произошло раньше и не было инициировано белорусским руководством. Может быть, они найдут дополнительное финансирование. Но у России тоже нет особых технологий, за исключением ядерных.

 

Возможно, у белорусских предприятий появятся определенные заказы от российских заказчиков. Мне кажется, что "Интегралу" следует сконцентрироваться на refit-метках – том, что они умеют делать дешево и много. Если еще развернуть программу, чтобы промаркировать этими метками все товары, то от этого будет смысл.

 

Ориентировать эти предприятия на производство высокотехнологичной продукции неэффективно. "Планар" пытался организовать производство принтеров. Но цена принтера составила USD 300, если цена китайского аппарата – чуть больше USD 100.

 

Когда было союзное финансирование промышленности, все было в порядке, станки приходили, ничего платить не надо было. Как только столкнулись с хозрасчетом, сразу начались проблемы. Китайцы освоили запчасти на МТЗ, МАЗ. Скоро наши предприятия потеряют рынок запчастей, потом – рынок транспортного машиностроения.

 

Еще одна проблема заключается в том, что юридические лица обложены всякими валютными ограничениями – паспорт сделки, предоплата и т. д. Но в то же время физические лица не подвержены никакому контролю. Захотел — купил автомобиль за USD 100 тыс. без паспорта сделки. Физические лица свободны в своем выборе. Я думаю, что надо и юридическим лицам вожжи опускать.

 

– Вы планировали поставлять из Китая или производить в Беларуси электрические зубные щетки. Как развивается этот проект?

 

– Мы поставили в гипермаркеты пробную партию в размере 10 тыс. щеток. Это процесс изучения спроса и емкости рынка. Сейчас мы только оцениваем возможность организации этого производства здесь. А планируем или нет, это вопрос весьма интересный. Мы разобрали щетки конкурентов, изучили все детали. Все можно изготавливать здесь, но с такими процентными ставками и курсом это просто невыгодно.

 

На первом этапе, если это будет целесообразно, мы будем поставлять щетки из Китая. Но все упирается в очень маленькую емкость рынка.

 

Мы вышли на Россию, продали 10 тыс. щеток в Сибири. Чтобы всерьез "влазить" в этот сегмент, нужно владеть рынком. Но он захвачен системными игроками, которые на щетках "сидят" десятилетиями. Увидев наше появление в России, они предложили сопоставимые по ценам китайские изделия под собственным брендом. В России намного жестче конкуренция, связанная с товарными позициями.

 

– Насколько себестоимость вашей продукции ниже аналогов?

 

– Аналогов в этом сегменте рынка у нас нет. Розничная цена составляет BYR 80 тыс. при оптовой цене BYR 55 тыс.

 

– Сергей Игоревич, каким был оборот вашей компании в 2012 году?

 

– В 2012 году наша выручка превысила BYR 100 млрд. В этом году мы рассчитываем прирасти, если ситуация на рынке будет этому способствовать.

 

Беседовал Алесь СЕРЖАНОВИЧ.

Использование материалов агентства возможно только при соблюдении Правил перепечатки

Все материалы Информационно-аналитического агентства "Бизнес-новости" имеют исключительно информативные цели и не являются публичной офертой к купле/продаже каких-либо ценных бумаг или осуществлению любых иных инвестиций. Информация, содержащаяся на страницах портала doingbusiness.by, получена из источников, которые агентство считает заслуживающими доверия. При этом редакция и авторы текстов не несут ответственности за возникшие убытки в связи с использованием содержащейся на страницах портала информации. Использование материалов разрешено только с указанием авторства "Бизнес-новости" и наличием активной ссылки на сайт doingbusiness.by.